Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

(no subject)

Путь домой как ковидное время – увязает в тебе, не отменяется, не уходит.

Путь домой – проснуться в четыре утра раннемартовской ночью, включить выступление смешного желтого человека и услышать, как он скажет тебе (конечно, только тебе), что рейсов из Европы в Америку больше не существует, а значит и твоего апрельского полёта не существует, и планов наперёд, и дружеских объятий, и сердечных встреч, и той простой, глупой, пошлой мечты с облегчением расплакаться в аэропорту по прилету – не существует тоже.

Путь домой – всю весну потом провести как во сне, не помня, как правильно дышится, заполняя время тем, что не имеет значения, и каждый день смотреть пресс-конференции уже совсем другого человека, итальянца, взявшегося на себя роль отца всех нью-йоркцев. Жадно смотреть на него, взрослого и мрачного, и думать с надеждой и яростью: скажи нам, Эндрю, скажи немедленно, что город будет спасён.

Путь домой – видеть дом только через буквы и цифры, картинки и видео, и всякий раз мысленно обращаться к нему со словами: поверь, даже если чума теперь с тобой навсегда, я не боюсь ничего, кроме невозвращения.

Путь домой – в первый месяц лета зайти в съемную квартиру в чарующем Вильнюсе, осмотреться с радостью и вдруг увидеть на стене вызывающую черно-белую фотографию со знакомыми небоскрёбами. Стоять перед ней несколько долгих секунд, прежде чем отвернуться.

Путь домой – в светлые минуты болтать в подобном духе: «Общеизвестно, что у городов, как у всех живых существ, время от время случается нервный срыв. И когда такое происходит, городу оказывается срочно нужен хороший психотерапевт. Что значит «откуда ему взяться»? В Небесных Университетах однозначно есть факультет, где все желающие ангелы могут получить соответствующую специализацию! А что ты думал?»
Развернуть мысль:
- Куда больше меня волнует вопрос, что происходит с жителями тех городов, что вот прямо сейчас проходят психотерапию?
И самой себе отвечать с тяжелым сердцем:
- Они уезжают, наверное. Или ждут.

Идти домой – взять билет в обитель джиннов, город множества имен (Стамбул, Истанбул, Константинополь), там встретить родителей, наконец, их обнять. Семнадцать дней потом провести как в тумане, разделяя всё время между объятиями и ожиданием, чтобы в один из тех дней нетвёрдой рукой купить билет за океан и нервно усмехнуться, когда платеж пройдет без проблем и задержек. Все ещё может сорваться, не дразнись, не мучай меня.

Идти – медленным шагом по бескрайнему аэропорту, мысленно протирая ладонью каждую свисающую с потолка разноцветную лампу, светящуюся для туристов, но сегодня – только для тебя, - и просить о чем-то невыразимом, неформулируемом, просто пугающем; да бояться, на самом деле, чего-то просить.

Идти – твёрдым шагом к болтливому пограничнику, протянуть ему паспорт и отвечать на вопросы легко и шутливо, как будто предыдущие десять часов, проведённые в воздухе, успели вытянуть из тебя страх, как иглу из вены, и теперь уже всё, ну всё уже, хватит, надоело.

Быть дома – выйти на улицу. Посмотреть по сторонам. Почувствовать, как осенний ветер щекочет тебя по носу, как бы здороваясь, но ещё не признаваясь, что тоже рад («не зазнавайся»).

По дороге к сердцу острова прислушиваться к себе и видеть, как то, что было пустотой в собственном сердце, заполняется голосами друзей, огнями жёлтого демона, сладкой октябрьской тьмой.

А теперь Вася расскажет о погоде

В Германии сегодня весь день обсуждают вероятное открытие всех внутриевропейских границ с 15 июня, если до этого эпоха апокалипсиса не решит взять очередной аккорд и показать себя с новой неизведанной стороны. Но больше всего лично меня тронуло крайне эмоциональное высказывание главы федеральной земли Северная Вестфалия (где я, собственно, и живу), который заявил, что в этой федеральной земле никакого 14-дневного карантина для возвращающихся домой из другой европейской страны граждан не будет и быть не может, потому что это противоречит не только здравому смыслу, но и европейским ценностям (да-да, тем самым). «Мне больно видеть границы закрытыми, это чудовищно», - продолжил мысль доселе неизвестный мне Армин Лашет, которого теперь хочется только крепко обнять вопреки всем карантинным ограничениям. Здравия тебе, добрый человек.
А ещё понедельника у нас работают кафе, рестораны, магазины и вообще почти всё, кроме клубов.
И да, никто не знает, что может дальше грянуть, но вот лично мне в очередной приходиться задуматься о том, что я зря порой с такой неприязнью отношусь к месту, в котором живу, потому что оно, кажется, каждый раз великодушно прощает мне и неприязнь, и нелюбовь, и вместо того, чтобы оскорбиться, только поглаживает по голове метафизической ладошкой и обещает, что всё ещё будет лучше, что ещё не.

между тем

- Слушай, а ты вообще высыпаешься?
- Высыпаюсь? Куда высыпаюсь? (с)


В последнее время желания складывать буквы в слова и предложения атрофировалось напрочь, потому что все доступные ресурсы организма направлены на текстосложение диплома. Который еще, между прочим, написан только наполовину, в то время как сдавать его уже через месяц. Супергеройская миссия Человека-Студента под названием "сделай за полтора месяца то, что должен был сделать за четыре" неизбежно движется к полному выведению моей адекватности из строя.
Почему, спрашивается, нельзя было начать писать вовремя? Отговорок целый комплект, одна лучше другой: переезд в Берлин, стажировка, поездка в Питер, поездка в Ригу, приезд мамы... Но мы же понимаем, что всех этих причин вообще могло бы не быть, сочти я нужным сосредоточиться на своей научной работе в первую очередь. Но мне очень уж хотелось погнаться одновременно за пятью зайцами, каждого поймать, зажарить и с аппетитом съесть. Так что теперь справляюсь с последствиями своей неуемной страсти к жизни.
Справлюсь, куда деваться.

Тем временем, буквально вчера я наконец добралась до врача и выяснила, что здорова почти как бык, несмотря на некоторые неприятности физического характера, испортившие мне настроение на прошлой неделе. Вывод: ночи напролет читать в интернете статьи о возможных диагнозах - верный способ заработать себе невроз.
С другой стороны, подумала я, выйдя из клиники на залитую солнечным светом улицу, в такие моменты начинаешь гораздо больше ценить жизнь. Когда тебе кажется, по поводу или без, что твоему здоровью кирдык и белые тапочки, вся окружающая действительность, вся её красота и все достоинства вмиг превращаются во вселенский упрек или становятся предметом тихой зависти неизвестно кому. По крайней мере, на первое время. А когда проблема исчезает... Пожалуй, благодарность - это главное чувство, которые тогда испытываешь к миру, как бы много других трудностей не существовало в жизни на данный момент.
Так что у меня все хорошо. Просто отлично все у меня. В Берлине тепло, теоретическая часть диплома написана в рекордные сроки, в Питере у меня живет любимое рыжее солнышко, в Риге - любимый рыжий поедатель полиэтилена, и не только он, в Баку по-прежнему остаются дорогие родители и друзья, а из Чикаго мне уже месяц как машет ручкой милая Н. Вот и выходит, по сути, весь мир - мой.
За сегодня еще нужно доделать дела, убраться в квартире, собраться, чтобы завтра уже снова запрыгнуть в поезд и на полгода вернуться в свой тихий маленький городок в центре страны.
А дальше - что дальше? Да все, конечно.
Все, что угодно.