Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Тебя нет

Стоишь и смотришь во тьму.
Баку, город огней, мерцает алым и предательски дрожит под твоими ногами как мираж. С каждой проходящей секундой ты всё отчетливей видишь, как отчаянно город пытается сохранить свою материальность и не слить все яркие ночные краски в одно сплошное пятно (не выдать себя, не сдаться). Город вполне привычен к этой игре, но ему нелегко.
Долго не отводишь взгляда и видишь, как далеко внизу, по самому дну этой бездны медленно текут бесконечные, кольцообразные реки автомобилей. Пламенные реки Аида.
Флегетон, - зачем-то произносишь ты вслух. Флегетон, Ахерон, Коцит, Стикс и Лета. В городах, которых нет, в городах, сотканных из огня и тьмы, текут все реки подземного царства. Двери здесь распахнуты, пути открыты, и Харон, перевозчик душ, выбирает любой из них, пролывая здесь на своём челноке.
Но это далеко не единственное сходство с Тартаром.
«Ты почти ничего не ешь», звучит растерянный голос за спиной, и ты смеёшься громко, почти до хрипа, потому что понимаешь, что, кажется, впервые за много лет совершила невозможное. Тот, кто вкусил пищу подземного царства, больше не может его покинуть. Тот, кто попробовал гранатового плода, обязан однажды вернуться – по месяцу на число съеденных зёрен. Но ты не Персефона и не её тень, а это всё же не Аид, поэтому все правила работают вполсилы. Пища не-подземного царства не заставит тебя и остаться здесь навечно, но каждый кусок лакомых медовых сладостей, каждый мягкий золотистый сухофрукт, каждая ложка черешневого варенья чуть больше наполнит тебя огнями и тьмой. Для того, чтобы полностью вывести из своей крови эти зелья, понадобится очень много времени – по веренице дней на каждое блюдо, которое в последний раз съел с наслаждением. Да, это почти всегда проигранная партия, но у тебя, всё же, ещё есть шанс. Не сдавайся.
Нет надо мной твоей власти, Гадес.
Ты закрываешь глаза.
Согласилась ли Персефона съесть гранатовые зёрна, потому что была слишком голодна и наивна? Или она согласилась, чтобы найти причину каждый год возвращаться обратно к Аиду, не выбирая между ним и любимой матерью?
Каким бы ни был правильный ответ, в несуществующих городах следует быть осторожным. Если местную пищу ещё можно как-то вывести из своей крови, то любовь или трезвый расчет свяжут тебя с этим городом навсегда. Заключив брак по местным обычаям, ты становишься частью мифа, того самого бесконечного мифа о Баку, что рассказывают друг другу ветра западного побережья Каспийского моря. Каким бы долгим или коротким ни был созданный тобой союз, какой бы долгой или короткой ни была твоя единственная и неповторимая жизнь, одного уже не изменишь: где бы ты ни был, где бы ты ни хотел быть, ты – здесь.
С другой стороны, так ли страшно стать частью легенды?
Ты стоишь на последнем этаже высотного здания и улыбаешься. Ты свободен от ритуалов, ты уже очень давно не часть этого мифа и ты знаешь единственный верный способ освободиться от его вечной, вязкой, осязаемой власти. Вот он: глубокой ночью подняться куда-то высоко, встать над этим добрым, но крайне горделивым городом и, дождавшись верного момента, – очень трудно его поймать – твёрдо и четко сказать:
«Я не люблю тебя»
Повторять до бесконечности, повторять часто и страстно, до тех самых пор пока в какой-то момент, возможно, через годы, и тьма, и огни не рассеются, и тогда ты, наконец, сможешь, встать, встать и пойти вперед, через мглу, к тому далекому миру, который всё же есть, ждёт тебя, очень долго ждал тебя и так бесконечно рад тому, что теперь ты, действительно, наконец-то,

свободен.

Once upon a time ( "Однажды" )

Довольно известный со времен Десятого Королевства ход - новая интерпретация старых сказок, - беспроигрышен на мне, не может оставить равнодушной.
Третья серия была очень душевной, Белоснежка-разбойница порадовала настолько, что даже физиогномия Прекрасного Принца перестала настолько раздражать. На одну только серию, но и то хлеб.
Королева чертовски, чертовски красивая дама. И очень мне её почему-то жаль.
Жду-не дождусь момента, когда наконец станет понятно, каким образом Белоснежка "разрушила её жизнь".

"All these have reminded me of something also very important. How grateful I am to have Henry.
Because not having someone,... that's the worst curse imaginable."